Заметки Дяди Фёдора

Моя Сибирь. Енисейск

Воскресший Енисейск

Автор:  Николай Ерёмин

1.
Разрушенные храмы Енисейска
Мне видятся во сне и наяву.
Сибирь… Эпоха зла и фарисейства…
И я каким-то чудом здесь живу.

2.
Сверкает церковь над рекой…
Простор, и солнечный покой…

И, раздвигая небосвод,
Гудит наш тихий теплоход…

А на пологом берегу –
Мальчишки машут – и бегут…

И молвит мне сосед седой:
— Как хорошо-то! Боже мой…

3.
Я проснулся не поздно, не рано
И услышал – вдали от столиц –
Звонкий зов Енисейского храма,
Щебетанье невидимых птиц…

Вопреки всем  душевным невзгодам,
Отражаясь в волне и в строке,
Долго плыл я сюда теплоходом
По великой сибирской реке –

И «спасибо» шептал Енисею,
Усмиряя тревогу и злость…
И теперь ни о чём не жалею,
Что ещё до сих пор не сбылось.

4.
Здравствуй, город Енисейск!
Как давно мы не видались…
Ты возник в речной красе –
Не стареющий, на зависть.

Здравствуй! Я дождался дня.
Как судьба ни колесила –
Вновь с тобой свела меня
Нас связующая сила.

Ах, какая благодать:
Слышать благовест знакомый…
Заглянуть в твои иконы
Ты зовёшь меня опять.

И в глаза мне посмотреть,
И продлить земную радость…
Дальше – некуда стареть,
Дальше – вечность, дальше – святость…

5.
Енисейск задумчив и спокоен…
Сколько здесь звучало вольных слов!
Сколько было сбито колоколен!
Сколько было сгублено голов!
Сколько поросло травой забвенья
Очагов в моём родном краю…
Кандалов заржавленные звенья
На песке прибрежном узнаю…
Как была легка моя походка!
Как спешил я навестить друзей!
Ах, как тяжела моя находка…
Что ещё подаришь, Енисей?

6.
Я в храм вошёл – в медлительной печали –
И встал, повинно голову склоня…
Иконы, опалённые свечами
Из древности взглянули на меня,

Уставшего от всех переживаний,
Болезненных сомнений и тревог,
От бесконечных мыслей и желаний,
Которых я  в себе не превозмог…

Светились в темноте святые лица.
Я шёл за ними – от стены к стене,
Чтоб навсегда друг в друге отразиться…
О, этот свет! Он не угас во мне.

7.
Помнишь,  нам открылся купол храма –
И возникла в сердце благодать…
И петух вскричал… Но, как ни странно,
Я не смог тебя поцеловать…

Милая, чего жалеть? И всё же –
О, неповторимый этот миг! –
До сих пор мороз дерёт по коже,
Как заслышу петушиный крик…

Помнишь, я пытался улыбнуться
Там, на енисейском берегу…
О, хочу, хочу туда вернуться!
Но – один – вернуться не могу.

8.
Где – до боли сердцу близкая –
Енисейская, игарская –
Красота твоя сибирская,
Доброта твоя дикарская?

На земле или на небе ты?
Нет как нет желанной весточки.
Пролетели гуси-лебеди,
Журавли, грачи и ласточки…

Грусть-тоска – необычайная…
Длится жизнь, ничем не радуя…
Слышу пение печальное,
Хоть и выключено радио.

Где твоя улыбка нежная,
Где дыханье мимолётное?
Вижу поле белоснежное,
Бесконечное, холодное…

9.
Мне одиноко днём и ночью.
Бегущий от себя, в бегах,
Я задохнусь — и жизнь окончу
На енисейских берегах.

И по традиции житейской
Шепну: — Прости, судьба моя! –
И вмёрзну в лёд у Енисейска,
И стану пищей воронья…

Но лёд растает в день погожий,
И унесёт меня волной…
Мои стихи найдёт прохожий
В размокшей книжке записной.

«Над Енисеем ветер веет –
Дыши, живи и не жалей!»
Он их прочтёт – и пожалеет,
Что мы не встретились,  ей-ей…

10.
Енисей, морозом скован,
Спит без памяти во льдах…
В Енисейске к слову слово
Примерзает на губах.

Но не ждёт меня хвороба,
И «Как выжить?» — не вопрос.
Я иду среди сугробов,
Сам – сибирский Дед-мороз.

За плечами – лишь котомка.
Ни двора и ни кола.
Хорошо звенит позёмка,
И звенят колокола!

Хорошо – красой любуясь
Небывалой старины –
Постучаться в дверь любую
И остаться до весны!

11.
Что со мною творится такое?
На душе – тишина, благодать.
Ни любви, ни тепла, ни покоя
В этом городе не занимать.

Отдохни, моя древняя лира!
День и ночь – сам себе господин –
Отрешённый от шумного мира,
Зиму я скоротаю один.

Запотела оконная рама.
Снегом улица занесена.
С колокольни Успенского храма –
Перезвон… И опять — тишина…

12.
Ау! Весенний Енисейск…
Я снова слышу, удивлённый,
Твоих невидимых церквей
Пленительные перезвоны…

Ты вновь воскрес в моей душе,
Где было жертвенно и пусто.
Чу! Отзываются уже
И мысли новые, и чувства…

В деревьях – птичий тарарам,
Понятный мне, на удивленье.
И перед входом в Божий храм,
Сквозь слёзы – ангельское пенье…

13.
В Енисейске – особая аура:
И попраздновать, и согрешить!

Никакая рабыня Изаура
Не смогла б здесь монашкой прожить.

Как я рад Енисейскому празднику!
И хандру он сбивает, и спесь.

Неспроста мне, безгрешному страннику,
Так покаяться хочется здесь…

1,187 просмотров всего, 4 просмотров сегодня

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: