Заметки Дяди Фёдора

Моя Сибирь. Енисейск

Беспризорники в Сибири (г. Енисейск 1920 – 1950 годы)

Автор: Сидоркина Е.Ф,

Руководитель: Ившина Н.В.

После революции 1917 года в стране идет гражданская война. Страна разделилась на «белых» и «красных», везде голод, разруха. Тогда это была трагедия  всей России. В этой неразберихи 4 февраля 1919 года В.И. Ленин, подписал декрет о создании Совета защиты детей. Этот декрет вменял в обязанность Советским органам власти «заботу о детях красноармейцев, рабочих и крестьян». Было приказано «немедленно приступить к организации школ и д./ домов,  не менее чем по одному  учреждению в каждом уезде. Для этого предоставить лучшие помещения в городах, населенных пунктах и бывших помещичьих имениях». Ответственным за организацию д./ домов, д./колоний и ликвидацию детской беспризорности, был назначен Феликс Эдмундович Дзержинский – председатель ВЧК- всероссийская чрезвычайная комиссия.

Не обошли эти  революционные события и Енисейскую губернию, куда принесли огромные беды. Город Енисейск в 1919 году оказался в центре гражданской войны с Колчаком. Колчак прошелся по всему Енисейскому краю с карательной акцией. В самом Енисейске, с 3 по 6 февраля было расстреляно, порублено и утоплено в прорубях реки Енисей около 1000 человек, не считая деревень, где после него остались братские могилы. Свой вклад внесли  в это кровавое дело и отряды красноармейцев. От 20 сентября – 20 октября 1921 года. «Ввиду сильного развития мелко-разбойничьего бандитизма Енисейская губерния объявлена на военном положении. Иногородцы пошли в банды с целью грабежа и наживы, а частью из-за неправильного применения к ним основ   карательной политики Советской власти, исключительно кулачество, дезертиры…». Бандитизм, состоящий из ушедших в банды из-за притеснений властью имущих на местах советских работников, мстивших, притеснявших, позоривших личность, грабивших и даже расстреливающих без суда и следствия неугодных им «буржуев», нередко бездомных пролетариев и середняков. На мой взгляд, эти трагические факты послужили появлению в Енисейском уезде такого социального явления, как дети- беспризорники, дети оставшиеся без родителей.  Их боль, слезы, потерю родителей, их поломанные детские судьбы – ничем не измерить. Дети – беспризорники – что может быть страшнее?

Открытие детских домов в г. Енисейске.

По данным городского архива в 1920 году  в г. Енисейске  открыто сразу  четыре детских дома:

а) д./дом № 1 им. В.И. Ленина – дети от 6 до 16 лет.

б) д./дом № 2 им. 3 Интернационала – от 8 до 16 лет.

в) дом ребенка им. Годовщины Октябрьской революции – от 5 до 16 лет.

г) д./дом для дефективных – здесь находились не больные, а трудновоспитуемые дети, сюда поступали задержанные за бродяжничество, воровство, хулиганские поступки. Здесь их ограждали от улицы, и перевоспитывали. Воспитанников этого детского дома откровенно боялись за их необузданный нрав. По сводкам отчетов комиссии по делам несовершеннолетних, «на период проверки в спальнях воспитанников стоял рев и гам, надрывалась сотня мальчишеских голосов, в спальнях шлепали в карты, расплачивались деньгами, щеголяли финками». В этом детском сообществе собранном вместе были свои пороки, свои авторитеты, свои отверженные. Воспитатели, опасаясь, великовозрастных детдомовцев, по коридорам и спальням ходили по двое. На улицу не выпускали, играть можно было во дворе. На воротах висел огромный замок. Ночью, спустившись из окон по водосточным трубам, десятки ребят уходили в город на «промысел» и таким же образом возвращались назад — с наворованным. Из них, конечно,  пытались сделать «людей». Днем всех кого могли, заставляли идти в классы на занятия. Но учителей, отчаянная «братва» терпела постольку, поскольку они не мешали резаться в карты или вести разговоры о своих похождениях. Старшие следили за тем, чтобы младшие тоже не усердствовали в учебе. Те, кто пытался делать домашние задания, получали увесистые  затрещины, расправа за отступление от местного «кодекса чести». Нельзя было пожаловаться, по неписанным законам детдома это считалось подлостью. По моим подсчетам, детей собранных в  детские дома города Енисейска в 1920 было около 500 человек. Для маленького городка это большая цифра. Какие дети попадали туда, по каким причинам, какого социального положения, я обращалась к фактам. Из информационных сводок УОНО за 1920-1922 год. В детские дома направлялись дети следующего социального положения:

а) дети крестьян — 31 ребенок

б) дети  рабочих –72 чел.

в) дети родителей, пострадавших от Колчака, убитых «белыми» – 140 чел.

г) дети красноармейцев – 18 чел.

д) дети родителей убитых на гражданской, германской войне – 4 чел.

е) дети, родители которых, неизвестно где – 94 чел.

ж) дети, у которых один родитель – 98 чел.

Всего: 482 человека.

Считаю — эти причины, по которым  в первую очередь пострадали беззащитные дети, потеряв родителей и попадая  в д./дома, отражали все социальные трудности того времени, в том числе и г. Енисейска.

Вспоминает Кононова Тамара Сергеевна – «Наша мама уходила из жизни холодным декабрьским днем, находясь в полном сознании, в крошечной нищей комнате, в которой прошла ее такая же нищая и безрадостная жизнь. Рядом с топчаном стояли мы ее дети. Мне старшей было 10 лет, и она говорила мне свой материнский наказ, поручая мне младших — пятилетнюю сестру Женю и трехлетнего Костю. Слова мамы, Степаниды Сергеевны, до сих пор звучат в   моей памяти: «Тамара, обязательно учись, чтобы не стирать, как пришлось мне, чужое белье и не выгребать чужую грязь.  Когда меня не станет, возьми брата и сестру и идите в детский дом, там вам будет лучше…» После похорон мамы, отец сильно пил, нас не замечал, в нем  мы не видели опоры, в пьяном гневе он не щадил и нас. Приходилось самим кормится, попрошайничали,  чем могли, помогали соседям, силенок было мало. Как сейчас помню студеный, морозный декабрьский день,  за нами пришла комиссия, состоящая из одних женщин. Старшая,  похожая на учительницу, с зачесанными седыми волосами, в очках мне сразу понравилась. Голос у нее был усталый, а глаза приветливые. Она спросила, как меня звать, сколько лет, была ли я раньше в детдоме, почему беспризорничаю, хочу, ли я учится, умею ли читать. Об этом страшном, таинственном доме все чаще говорили кругом соседи. «Приют – вспомнились слова соседей.- Как-то нас здесь приютят?» Одев нас в чужие обноски, все вещи были велики, так с закатанными рукавами и подвернутыми штанинами мы открыли двери детского дома. Провели к директору, Василию Яковлевичу Бабкину – «Вот эти сироты – мы их держали, сколько могли, ну сами понимаете, какое тяжелое время. Выслушав нас плачущих ребятишек, он спросил сестру, сколько ей лет, уж очень она маленькая была. – Вы, ребята, должны вести себя здесь хорошо, — сказал он, уже обращаясь уже к нам, определил нам место жительства и одну на всех фамилию – Кононовы, она стала единственным наследством, доставшимся от мамы. Вскоре нас построили парами, и повели в столовую, досталось нам по тарелке каши и куску хлеба. Мы наелись, и настроение улучшилось. В то голодное время нам всегда хотелось наесться впрок, нам казалось, что никогда не наедались. Ночевали в огромных спальнях, где находились тесно поставленные в ряд узкие кровати, покрытые разными одеялами. Мы все легли рядом. Долго я не могла заснуть в эту первую ночь под детдомовской крышей, все думала, думала. Когда мы укладывались, Костя спросил меня – «Мы всегда, всегда будем жить в этом доме? Что мне было ответить, я и сама не знала. Очень мне было жалко его маленького, сестру, а вместе с ними и себя. Вспоминались, теплые губы мамы, целующие на ночь, которые  казалось, могли оградить от всех бед. Что нас ждет в этом большом холодном здании, среди чужих ребят, и незнакомых взрослых? Как сложится наша жизнь?  Работая в городском архиве, я  по документам восстановила обстановку  тех лет « в городе голод, нет одежды, обуви, в комнатах, где живут дети холодно и сыро, нет дров. Из 48 школ Енисейского уезда на начало 1920 года, к концу года осталось 18 школ. Остальные закрыты по причинам: не чем платить педагогам, нет учебников, бумаги, не на чем было писать, да и не чем. В оставшихся школах писали разведенной сажей в воде, да остро отточенной палочкой».

Деньги ничего не значат – это просто бумага. На рынках города  товарно – обменные отношения, товар на товар. Все продукты по карточкам. Норма питания в д./домах  г. Енисейска  на одного ребенка в месяц составляла – 1 пуд муки ржаной (16 кг), крупы – 7 фунтов, масло постное  — 1 фунт.  Анализируя все собранные сведения, я пришла к выводу, что  тяжелое, почти критическое положение, с детским питанием, одеждой, обувью, было во всех  4 -д./ домах  г. Енисейска.

В связи с революционной политикой Советской власти, после страшных последствий гражданской войны, в конце 1920 года в  стране,  на человека в год производилось – 5 кг. мяса или рыбы, 8 кг. сахара, 12 кг. молочных продуктов, 0,5 кг. сливочного масла, 3 литра растительного масла. Вся страна голодала. Особенно пострадало Поволжье —  здесь начался страшный голод, болезни, мор,  и страдали в первую очередь — дети. Стараясь найти более сытые места для жизни, дети покидали свои родные дома, ехали в Сибирь. Я нашла в архиве инструкцию, из которой видно «в Енисейск поступают дети Поволжья, пострадавшие от голода». Установила, что в  д./ дома их не селили, а старались устроить в енисейские семьи, в деревню,  там легче было, прокормится,  выжить. В отдел народного образования все чаще от общественности города, деревенского населения поступают сведения о детях, оставшихся без родителей. Их собирают  по всей Енисейской губернии. Чтобы скорее решить эту проблему, детей принудительно помещали в открывавшиеся в срочном порядке детские дома. Кого приводили люди из Наробраза (народное образование) грязных, оборванных, голодных, больных, вшивых, заросших коростой, кто сам приходил. У всех был разный, житейский опыт самостоятельной жизни. Кто недолго бродяжничал, а кто сознательно выбрал этот образ жизни и не хотел с ним расставаться. Но чаще выбора не было, иначе голодная смерть, а надо было выжить. Привожу дословно из отчетов УОНО за июнь 1921 года. «Отпущено д./дому 180 пайков, а детей уже 210. Количество детей условно, потому что ежедневно приводят в управление СОЦВОСА двух, трех детей с просьбой принять, и были случаи, когда отказать невозможно и число детей чуть ли не ежедневно прогрессирует». Отчет за сентябрь этого же года резко отличается в худшую сторону. «Моральное состояние педагогов д./ домов и детей – низкое. Дети голодают. На этой почве  усиливаются заболевания, лечение мало помогают, дети становятся апатичными, вялыми, не видно в их личиках той радости, какая проявлялась в условиях лучшей обеспеченности. На этой почве недоедания, развивается среди детей воровство хлеба и других продуктов, обмен и другие различные преступления, не гармонирующие с правильной постановкой детской жизни. Необходимо обратить на это самое серьезное внимание, пока не поздно» .

Комиссией по делам несовершеннолетних в этот период рассматривается большое количество преступлений, совершенных детьми. За май 1921 года «совершено 28 преступлений, таких, как воровство, хранение ворованных вещей, дезертирство из д./домов, самовольный уход, убийство и половое преступление». По этим преступлениям были приняты следующие меры воздействия: напоминания, и 5 месяцев работы  при д./ доме. По видам преступлений на первом месте среди беспризорников стояли так называемые простые кражи, чаще всего совершенные ими  из-за голода, новичками, которые  по своей неопытности сразу же после кражи старались реализовать свою добычу где-нибудь на «барахолке» и попадались. Особенно ожесточенная борьба велась жителями города в осенний период, когда поспевали овощи на огородах. Караулила свой урожай от беспризорников с вилами на перевес, почти каждая енисейская семья. Очень трудна, почти, без результативна была борьба в городе с карманными кражами, совершаемыми в основном малолетками. Много беспризорников было в самом городе, а также в деревнях Енисейского уезда. Они обживали заброшенные дома, устанавливали на городских улицах свои порядки. Их побаивались жители города. С каждым месяцем криминальная обстановка по детской преступности в городе, и уезде  катастрофически ухудшалась. Уже за сентябрь « нужно рассмотреть до 75 дел. Комиссии по делам несовершеннолетних не существует, в виду резкого сокращения штатов УОНО до 5 человек и невозможности обеспечения председателя комиссии государственной поддержкой»  (зарплатой, продовольственными карточками)  Большинство преступлений совершенных беспризорниками в это время в г. Енисейске совершалось из хулиганских побуждений. Хулиганские поступки в этой среде получили особенное распространение в результате социальных потрясений, последовавших за событиями 1917 года, как и многие другие преступления, рожденные молодым неопытным государством и преступной властью, которая сначала давала пробовать грабить, убивать, раскулачивать, а потом вела успешные, ударные компании по борьбе с этим злом. До многого в то время не было дела, и многие детские преступления так и остались незамеченными, без наказания. Я постаралась на документальном материале рассказать об обстановке того времени. За этими строчками стоят конкретные судьбы детей. Как жили, как выживали, кем стали?

Беспризорность в Енисейском уезде и борьба с ней  1922 год.

По данным городского архива борьба с беспризорностью в Енисейском уезде, как с массовым социальным явлением, масштабно, всем миром  началась в 1922 году. Губернским отделом народного образования срочно пишутся инструкции и распоряжения, где поясняются меры, и методы, которые позволят срочно и навсегда  покончить с таким социальным явлением, как беспризорность. Местная власть в срочном порядке в ответ на постановления, в городе и по деревням расклеивала листовки с призывами о борьбе с беспризорностью. Нельзя было позорить Советскую власть, этого явления в нашей стране строящей социалистическое общество,  быть не должно. В Енисейской губернии оперативно создаются комиссии по борьбе с беспризорностью. Подотдел правовой защиты детей, восстановлена комиссия по делам несовершеннолетних, сформирован отряд милиции из 6 человек Р.К.С.М.( рабоче – крестьянского союза молодежи).

Отделы ГубОНО, боровшиеся с беспризорностью

Эти комиссии конкретно занимались ликвидацией детской беспризорности, ставя перед собой задачу « всех беспризорных детей изъять с улицы, выявить и дать правильное воспитание детям – беспризорникам в рабоче – крестьянской семье». Их вылавливали  по отдаленным селам, на вокзалах, проверяли заброшенные дома, канализацию. Сразу реагировали на сигналы и заявления граждан. Дети поступали грязные, голодные, больные, не умели читать и писать, с вредными привычками, с самой распространенной болезнью того времени – чесоткой(приложение№9). На то чтобы  одеть, накормить, нужны были средства. Для этого обращались за помощью к городским властям «выделить мануфактуры 250 метров для д./дома на постельное белье, одежду, так как дети беспризорники поступают почти без одежды». Боролись с этим социальным бедствием все вместе. К концу 1932года борьба с беспризорностью в Енисейске и уезде закончилась  почти  полной победой. Но в целом по Красноярскому краю, таких детей, еще выявляли. По этому поводу выносились приказы, и на эти цели выделялись деньги. Из инструкции Районной детской комиссии «Мы до тех пор будем толочь воду в ступе, в смысле  ликвидации беспризорности, пока не будут приняты, соответствующие меры. Отделам железных дорог принять решительные действия к прекращению, передвижения ребят. В городах края Красноярске, Канске, Иркутске и др. имеются свыше 180 человек, детей – беспризорников». Предлагалось создать общественную инспектуру при ГорОНО, на эти цели выделить 2 тысячи рублей. 180 человек это не миллионы, как сегодня. И я уверена, что решительная борьба с беспризорностью к началу 30 годов была успешно завершена.

Наступил новый этап. Нужно было накормить, выучить, дать образование этим детям.

30 годы – трудные годы. Жизнь понемногу налаживалась, д. / домам, выделялись земли для огородов, где бывшие беспризорники учились сами работать. В 1936 г. Президиум  районной  детской Комиссии  г. Енисейска «слушал дело о покупке пасеки, которую продает отдел  НКВД стоимостью 15 тысяч рублей. (видимо отобранную при раскулачивании). Выделил д./ домам по лошади и пастуху. Государство полностью взяло на себя заботу, и расходы на содержание таких детей.

С 1933 года в отчетах  Енисейского отдела народного образования  в графе социальное положение  появилась  пометка, дети  спец / переселенцев, и репрессированных родителей. Изучая оценки  этим событиям, я пришла к выводу, что репрессии носили массовый характер: были сломаны судьбы сотен тысяч ни в чем не повинных людей, и теперь д. / дома заполнялись именно детьми репрессированных родителей.  Поменялись методы воспитания, теперь они  строились на борьбе с «врагами народа».  На примерах  героических подвигов  знаменитых летчиков того времени (В.П.Чкалова, М.П.Водопьянова,  и др.), а также трудовых достижениях шахтера Стаханова. Появились детские организации, октябрята, пионеры, комсомольцы и с помощью этих организаций, детям беспризорникам внушалась новая государственная  идеология. Так перевоспитывали. У всей страны появилась «светлая» цель: скорейшее построение социалистического общества. Так и подошли к войне.

1941- 1945 год.

В годы  Великой Отечественной войны   беспризорности в г. Енисейске,  как  массового  явления, не было. Война множила сирот, о ней дети знали  не понаслышке, что такое голод, холод, страх, и болезни.  Оставшиеся без родителей, они не были брошены, их помещали в детские дома, суворовские, и нахимовские училища. В Енисейском    д. / доме № 1 в 1941 году – на начало войны было 120 детей. А в 1943 г. – 300 воспитанников. Детей  потерявших  родителей, привозили к нам  со всей страны. Не хватало мест, одежды, обуви, но не голодали. Воспитание таких детей – сирот стало государственной задачей. Хочу уточнить, что в 1941 году по данным городского архива,  в  г. Енисейске  оставалось всего два д./дома. Из этих стен выпускались воспитанники, имевшие перед собой цель, получить образование, и стать хорошими людьми. В этом большая заслуга педагогов этих домов. Это подтверждают фотографии выпускников д. / дома № 1. Многие из них получили образование, хорошую работу, нашли достойное место в жизни. Как подтверждение этому, в старой газете «Красноярский пилот» за 12 января 1949 года, я нашла маленькую заметку, ее написал Константин Иванович Волков — бывший беспризорник, попавший в Енисейский д/ дом № 1 в 30 годы. Закончил педагогический  Институт, был директором школы № 1, затем зав. Городского отдела народного образования города Енисейска, потом Зам.  Председателя Городского совета. «В детском доме я вырос, сформировался. Мы очень благодарны,    нашей  партии, правительству, поднявших нас, – беспризорных детей,  на уровень равноправных граждан Советского союза».

Еще к этому, хочу привести интересные факты, в Енисейске  после войны, в июне 1947 года был открыт  Детский приемник – распределитель, просуществовал он до 23 июня 1950 года. Через него прошли –374 ребенка. Все были устроены, кто в детские дома, многих путешественников возвращали родителям. После 50 годов документов о беспризорниках Енисейска никаких нет, значит, в таких учреждениях больше не нуждались.

Теперь я хочу подвести итог моего исследования.  Главный смысл, которого я вижу в отражении связи происходившего в России  в 20-30 годы (массовой беспризорности), и их отражение в нашей жизни (ситуация намного хуже). В настоящее время, когда нет войны, дети – сироты не нужны ни родителям, ни государству. Беспризорность катастрофически растет. Ведь чужих детей не бывает.  В современной России по официальным данным насчитывается 700 000 тысяч беспризорников, по данным независимых экспертов их от 1500000 до 2000000 миллионов. У всех есть прошлое, пока мы не осмыслим это  прошлое и не сделаем, выводы, мало что  изменится. Я считаю, что в данный момент, нашему правительству нужно срочно обратить внимание на эту социальную проблему, может быть, воспользоваться историческим опытом Советской России.

Литература:

  1. Енисейский Государственный архив. Р — 5, 17. Дело № 3-7.
  2. Фонды Енисейского краеведческого музея.
  3. Очерки старых газет «За Большевитские Темпы, Енисейская правда.
  4. Воспоминания воспитанников детдомов.

1,299 просмотров всего, 6 просмотров сегодня

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: